Lebenlernen
1930 Это было, кажется, в году 1930. Мы были молоды, глупы, но в некотором смысле счастливы. Не сказать, что это было просто – оставаться счастливыми среди бесконечных тревог, неудовлетворённости и печали; но даже в этом романтичном фатализме мы находили повод жить, искать и делиться всем тем, что было нам дорого.
2.06. Если бы они увидели нас позже, когда отжелтели несколько осенних пор, когда морозные дни укрыли густые леса спустя пять долгих жарких вёсен, они бы ахнули, ужаснулись и не поверили своим глазам. Кто-то из них обратился бы к Богу, кто-то бросился в объятья лечебных халатов, а кто-то воззрился бы с алчностью, дьявольской и удушающей. В конце концов, алчность победила бы всех.
Однако стоило ему приблизиться к упомянутой койке ближе чем на три шага, недружелюбный незнакомец мигом оказался рядом. В следующий момент он, показательно неторопливо, рухнул на мягкую перину и по-хозяйски разлёгся на ней, заложив руки под голову. Подошва одного из его туфель нагло упёрлась в чистое покрывало.
сюжетгостеваяпоступлениео пансионеформальные вопросышаблон письмапоиск игрокавк

die Kinder

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Kinder » VON DEN BUCHSEITEN » Колокольный звон


Колокольный звон

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Колокольный звон

► Место действия: особняк семьи Хэйли
► Время происходящего: ночь
► Примечание: позже

► Аннотация: позже

0

2

Пролог

Дождь, хлеставший по стёклам с раннего утра, ослабел к сумеркам, впустив в комнаты особняка приглушенный сероватый свет. Он ложился широкими полосами в полупустое пространство, и совсем скоро должен был исчезнуть, уступая место мраку ночи.
В гостиной – единственном помещении, хранившем в себе движение и звуки голосов –  находились двое. Пожилой слуга в чёрном одеянии больше напоминал молчаливую тень. Говорила, с задумчивостью и изредка повышая голос словно от внезапного волнения, хозяйка дома. Казалось, впервые за несколько долгих дней, она произносила слова, что действительно имели значение.
Она сделала несколько глотков из большого гранёного стакана. На некоторое время в комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь треском огня, лижущего сухие поленья в камине. Несколько минут назад в нём дотлели и страницы свежих газет. От камина исходило тепло и мягкий свет, но леди Хэйли отказалась пододвигаться ближе, и её кресло так и осталось стоять в углу комнаты, сокрытое в полумраке.
Она сливалась с тёмным окружением, облачённая в траур; только танец отблесков огня, заполнивший оранжевым светом просторную гостиную, позволял выхватить из мрака неестественно ровную фигуру. Старый слуга не мог разглядеть её выражения, но угадывал в нём серьёзность, столь ей несвойственную, и ещё более чужеродную потерянность, совершенно не красившую миловидное, почти детское лицо молодой хозяйки.
- Ты сказал “другой способ”...  - внезапно заговорила леди Хэйли, медленно вернув стакан на лакированный столик с резными ножками. - Что ты имел в виду?
В то же мгновение старый особняк издал долгий, протяжный стон, отзываясь на яростный порыв осеннего ветра. Налетевший на здание и сквозь щели проскользнувший внутрь, он принялся по-хозяйски гулять по деревянным половицам.
- Я всего лишь слуга, миледи. И не берусь угадывать ваши желания, - ответил старый дворецкий дома Хэйли, еще ниже склонив свою седую голову. - Однако в деле такого рода может понадобиться помощь заинтересованного лица.
Леди Хэйли горько усмехнулась, устремив влажный взгляд на каминную полку. В то же мгновение, впрочем, лицо её приобрело странное, отречённое выражение.
- Вы очень верно подметили, мистер Вудроу. Заинтересованного. 
Ей показалось, что огонь отбросил на морщинистое лицо слуги тень улыбки. Но то была игра света и тени. Мужчина оставался бесстрастным.
- Мне стоит продолжить, миледи?
- Продолжай.
- Некто мистер Кендал передавал вам искренние соболезнования…
- Не помню такого, - отметила леди Хэйли растерянно.
- Он это предвидел, - произнес Вудроу, шагнув вперёд.
Леди Хэйли обернулась. В руке дворецкого, снова почтительно склонившего голову, лежало запечатанное письмо. 
- Это пришло сегодня утром, - произнёс он негромко, в то время как леди Хэйли растерянно распечатывала конверт.
- Почему ты сказал об этом только сейчас?
- Видите ли… Мистер Кендал - персона весьма сомнительной репутации. Ваш отец был с ним в крайне напряжённых отношениях.
- И все же письмо ты сохранил и передал, - заметила леди Хэйли негромко.
- Надеюсь, я не пожалею об этом, миледи.
Лаура ответила молчанием. Поднеся записку к свету огня, она принялась читать её содержимое.
- “Дорогая леди Хэйли”, - процитировала она, и голос её дрогнул, - поразительная фамильярность от незнакомца.
Далее в письме значилось так: “Я, ваш покорнейший слуга, искренне горюю вместе с вами в этот трудный, но столь значимый час утраты и обретения. До меня дошли сведения о том, с какой неистовостью вы жаждете найти виновных в случившемся несчастье. Смею предположить, что некоторые из моих связей, которые, вероятно, стали причиной самых отвратительных и несомненно ложных слухов, могут оказаться полезными в делах такого порядка. Предлагаю собственную помощь и услуги людей куда более сведущих, чем то предлагают представители так сказать права и порядка, уже доказавшие собственную несостоятельность в вопросах подобных вашему. Вашему слуге был передан адрес обратной связи в том случае, если моё предложение хоть немного вас заинтересовало. С уважением и лучшими пожеланиями, Эдуард К.”
Закончив чтение, леди Хэйли небрежно отбросила письмо на столик и сложила ладони в замок. Они предстальски дрожали.
- Никогда не видела большей нелепости, - призналась Лаура, абсолютно ошарашенная стилем и посылом переданного письма. - Можешь идти, Вудроу.
Слуга поклонился в последний раз и поспешил покинуть комнату. Леди Хэйли не лукавила - письмо показалось ей отвратительным и вызывающим настолько, что ей даже не хотелось к нему прикасаться.
И всё же из уставшей, гудящей головы упорно не уходил прочитанный постскриптум: “Каждое желание может быть исполнено. Вопрос лишь в том, на что вы ради этого готовы”.

+2

3

Глава 1. Клуб мистера Кэндала

Над разбитыми крышами кирпичных домов растянулась плотная пелена готовой разразиться ливнем осенней влаги. Тучи – тяжелые и угрюмые – опустились к земле так низко, что казалось, вот-вот коснутся острых шпилей гигантских готических соборов, и тогда на серые улицы хлынет сплошной неистовый поток.
Мисс Хэйли с опаской поглядывала на чёрное небо. Её лицо, приближённое к стеклу маленького каретного оконца, отдавало измученной белизной, делавшей её похожей на утопленницу; это впечатление только усиливала мгла старой повозки, поглотившая хрупкую фигуру молодой девушки.
Время близилось к полудню, однако снаружи кареты было темно, как после заката. Карета неторопливо продвигалась вдоль дороги, полной невысыхающих луж и рвов грязи, протоптанных бесчисленными копытами лошадей. То и дело повозка клонилась в сторону и подпрыгивала, когда слишком массивные комья прилеплялись к гниющим колёсам. В те моменты леди Хэйли тихонько вздрагивала и пряталась за пыльной шторкой, и тогда мгла полностью скрывала её в своих объятьях.
К точке назначения карета подкатила спустя чуть больше получаса. Кучер, неохотно спрыгнув с козел, помог леди Хэйли спуститься на каменную кладку подъездного двора. Поражённая, она совсем не смотрела под ноги: взгляд её взметнулся вверх, вдоль выросшего пред ней чёрного фасада одного из старейших фамильных особняков столичного предместья. Ветер мгновенно подхватил атласные ленты маленькой прогулочной шляпки, словно намереваясь её своровать.
- Леди Хэйли! – донеслось до неё с высокого ступенчатого крыльца.
Лаура вздрогнула – не то от голоса, не то от очередного порыва ветра, в котором смешались жухлые листья с первыми каплями дождя.
- Мистер Кэндал… - отозвалась она, отвечая на его приветственный поклон почти незаметным книксеном.
Кэндал, одетый необычайно элегантно для простого чайного приёма, с радушием улыбнулся. У него была красивая, безупречная улыбка настоящего лжеца и пройдохи, что не осталось без внимания Хэйли. Само его появление – практически мгновенное – показалось ей столь неожиданным, что граничило с мистификацией; складывалось впечатление, будто мистер Кэндал упорно ждал её прибытия. Мгновением спустя он, к явному удивлению леди Хэйли, подтвердил эту догадку.
- Прошу, проходите, - произнёс он, спустившись к гостье на несколько ступенек, - мы вас ждали.
Леди Хэйли, едва удержавшись от вопроса, о каких «мы» шла речь, после недолгих раздумий поднялась к парадной двери, где её учтиво поприветствовал дворецкий. Войдя внутрь особняка, она мгновенно поёжилась, почувствовав, как холод проник в её тело до самых костей.
  - Прошу прощения, мистер Кэндал… - начала она негромко и несмело, с неохотой вручая дворецкому элементы верхней одежды: в этом доме ей было совершенно неуютно, - за то, что ответила так поздно и в таком тоне…
- Вам не стоит об этом беспокоиться, юное дитя, - ответил Кэндал со снисходительностью, что неприятно поразила Лауру. Она, впрочем, тут же вспомнила стиль письма – дерзкий и бесцеремонный – и справедливо решила, что сколь отношения с этим человеком могут быть только формально-деловыми, ей вовсе не стоит задумываться о качествах его характера. Тем временем Кэндал продолжал: - смею заметить, что ваш отказ хоть и был весьма убедительным, но всё же не оставил мне надежды на ваше… - он на мгновение задумался, - здравомыслие. К слову, я до последнего надеялся, что вы передумаете – так оно и произошло! Ах, миледи, вы расцвели в настоящую красавицу!
Лаура моментально зарделась – вовсе не от удовольствия, только от смущения. Подняв взгляд своих больших карих глаз на лощеное, тронутое краснотой лицо Кэндала, она нашла в его словах простую формальность, высказанную в порыве странной, по её мнению, вежливости. Она попыталась улыбнуться.
- Я, право, до сих пор не слишком понимаю, что именно вы имели в виду в своём письме.
- О, это не объяснить простым письмом, миледи, - с неожиданной серьёзностью произнёс он, предлагая Лауре руку. – Позвольте мне всё прояснить сейчас.
Леди Хэйли вновь посмотрела на лицо этого человека – лицо, что показалось ей с первого взгляда неприятным, а со второго – подозрительным; прошлась по его чертам, по маленьким морщинкам на лбу и у глаз, по пышным, залихватским усам. Сейчас, в полутьме вытянутого коридора, мистер Кендал не вызывал доверия особенно. И всё же Лаура вложила в предложенную ладонь свою.

___
- Господа, представляю вам прелестную леди Хэйли! – торжественно произнёс Кэндал, вальяжно проходя к массивному креслу внутри небольшого круга козеток, диванов и напольных подушек. Судя по расположению мебели, малая гостиная служила местом встречи клуба по интересам – будь то иначе, слуги расставили бы мебельные атрибуты на положенные места. Однако те находились в хаотичном доверительном кругу, что намекал на обстановку самую неформальную; большая часть мест пустовала, из чего Лаура сделала вывод, что собрания близких друзей в этом доме было делом совершенно обычным.
Сегодня же мистер Кэндал общался лишь с несколькими друзьями – в гостиной, помимо него самого, присутствовали три джентльмена. Мисс Хэйли почувствовала себя совершенно лишней. Это впечатление усиливал тот удивительный факт, что все трое, на манер хозяина дома, выглядели по-вечернему нарядно; леди Хэйли, в своём чёрном шерстяном платье, чопорно закрытом и лишённом всякой элегантности, почувствовала себя до абсурдного неловко. Особенно под внимательными взглядами присутствующих: всё трое поднялись, чтобы лично поздороваться с леди Хэйли.
Лаура ответила вежливой заинтересованностью, стараясь скрыть прорывающийся сквозь белизну лица румянец смущения – впервые ей приходилось находиться исключительно в мужской обществе. В конце концов румянец прорезался на её узких щеках, отчего Лаура стала выглядеть совсем юной и походить скорее на ребёнка, чем на молодую женщину.
- Ричард, будь любезен ввести леди Хэйли в курс дела, - заговорил мистер Кэндал после молчания, которое разбавляли его гости, - в конце концов, сегодня она твой клиент.
Ричардом был высокий худощавый мужчина с приятным в чертах, но равнодушным лицом. Лауре показалось, что его первый взгляд, брошенный в её сторону, носил оттенок непонятного ей скепсиса и едва уловимой насмешки. Ей казалось также, что данный человек постоянно её оценивает, и ощущение неловкости с каждым мгновением становилось только острей.
Впрочем, когда он снова обратил к Хэйли свой взгляд, в нём читалась смесь любопытства и спокойного внимания. 
- Юная леди… - начал он, и от повторения этого обращения Лаура гневно поджала губы, - в первую очередь позвольте мне посочувствовать вашей утрате. Это ведь утрата, неправда ли?
Ветер гневно ударился в стёкла окон, взметнувшихся к самому потолку. Они глухо, уныло задребезжали под его порывом. В гостиной стало совсем темно. 
Лаура присела на край козетки, а Ричард, фамилию которого мисс Хэйли не успела запомнить, мгновенно очутился рядом. Она едва различала его лицо, но была уверена, что глаза его – холодные, презрительные и въедливые – давно привыкли к темноте и видели любое выражение, что Лаура пыталась скрыть.
- Мне непонятен ваш вопрос, - тихо отозвалась она.
Внимательный взгляд Кэндала успел уловить почти незаметный жест Лауры – она на мгновение сжала ткань юбки.
- Я лишь хочу сказать, - продолжал Ричард с невозмутимостью, совершенно неподходящую его словам, - в данном кругу вы не найдёте людей, обременённых идеей морали как нерушимого абсолюта.
Лаура, лишь смутно догадываясь о чём говорит этот человек, бросила быстрый, нервный взгляд в сторону мистера Кэндала. Тот выглядел зловеще-серьёзным.
Ричард, уловив растерянное недоумение маркизы, неожиданно усмехнулся:
- Если каким-то странным образом вы причастны к смерти ваших братьев, мы не смеем осуждать, но смеем помочь.
Мисс Хэйли мгновенно вскочила с места. Ужас и негодование смешались в один порыв: Лаура хотела убежать. Если до этого у неё еще оставались сомнения касательно данного сборища, то теперь она убедилась, что чуть было не очутилась в ловушке людей самых гнусных и презренных. Бледная, словно призрак, она едва совладала с простыми и учтивыми словами прощания:
- Благодарю за ваше гостеприимство, мистер Кэндал, - в голосе её звучала дрожь, а книксен, который она делала лишь потому, что так её воспитала строжайшая гувернантка, был столь неумелым, будто Лаура вот-вот должна была упасть, - кажется, мне пора.
- Реакция весьма правдивая, - неожиданно произнёс один из джентльменов, рассматривая мисс Хэйли возмутительно пристальным взглядом.
- Ты прав, Джордж, - отозвался Ричард, пригубив бокал с тёмной жидкостью, - и правда, мой клиент.
Мисс Хэйли от подобного оторопела. Мистер Кэндал тем временем, покраснев ещё значительней, встал.
- О, юная леди, вас оскорбили эти мужланы! – говорил он со смесью огорчения и досады, - и всё же дослушайте их предложение! Оно может помочь вам. А я искренне того желаю.
Все трое незаметно переглянулись. Кэндал смотрел прямо на Хэйли и выглядел совершенно искренним.
В действительности, Лаура была напугана куда как более, чем оскорблена. Попасть под подозрение казалось ей до абсурдного немыслимым, в то время как спокойствие, с которым это подозрение приняли, было недопустимым. Поведение этих людей перестало казаться вопиющим: оно её просто напугало.
- Боюсь, никто мне не поможет, мистер Кэндал, - ответила она с вежливостью, чувствуя, как оцепенела и не может сдвинуться с места.
- Быть может вы не так уж и жаждите помощи, /юная леди/? - спросил Ричард со злой усмешкой – настолько явной, что Лаура мигом очнулась, словно от пощёчины.
Мигом собравшись, она порывисто двинулась прочь. У выхода её ждал дворецкий.
- Ричард, ты, конечно, профессионал своего дела, - заметил третий джентльмен, хранивший до этого момента полное молчание, - но когда доходит до женщин, такого профана ещё следует поискать.
Мисс Хэйли, наспех выхватив накидку и перчатки, выскочила на улицу, не задержавшись ни на минуту, даже чтобы одеться. Сейчас, оказавшись снаружи, ей казалось, что особняк – это гигантское старое дерево, прогнившие корни которого неистово тянули её под землю. И с каждой минутой, проведённой внутри, она оказывалась всё глубже, всё ближе к пучине неизвестного зла.
Ей перехватило дыхание. Только выдохнув и немного успокоившись, она обнаружила стену дождя, намочившего её платье всего за минуту. Вскоре обнаружилась и другая напасть, напугавшая Лауру: кучер отогнал карету в неизвестном направлении несмотря на её указания.
- Миледи… - раздалось чуть ли не у её уха.
Лаура быстро обернулась. Над ней возвышался один из гостей Кэндала. Сейчас, хоть и в пасмурном, но дневном свете, она смогла рассмотреть его более внимательно; он оказался удивительно привлекательным молодым человеком. Выразительные черты лица вместе с мягким, добродушным выражением, мгновенно располагали к себе. Он мягко улыбнулся, и Лаура неосознанно подала ему дрожащую руку. Так, незаметно для неё самой, она вновь оказалась под навесом крыльца.
- Миледи, - повторил он негромким, бархатным тоном, словно угадывая её желание, - не потому ли вы оказались здесь, что другие дороги закрыты?
Лаура опустила голову. Ресницы её заметно дрожали, и только это делало её отличной от хрупкой магазинной куклы.
- Вы всегда можете уйти, - продолжал он, отворив парадную дверь. Лаура не пошевельнулась. Мужчина добавил негромко: - но не всегда можете вернуться.
Мисс Хэйли подняла на него взгляд, и сразу же нашла его чистые, голубые глаза. Их открытое и спокойное выражение мгновенно успокоило и её.
- По крайней мере, до окончания дождя… - произнесла она едва слышно.
И переступила чёрный порог.

+3


Вы здесь » die Kinder » VON DEN BUCHSEITEN » Колокольный звон